Учреждение Ханты-Мансийского автономного округа-Югры "Центр народных художественных промыслов и ремесел"


Адрес: 628012, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра, г. Ханты-Мансийск, ул. Рознина, 119

тел. +7 (3467) 33-23-96

факс +7 (3467) 33-23-96
centr-remesel@mail.ru


I.

В работе «Первого Международного конгресса традиционной художественной культуры: фундаментальные исследования народного искусства», учрежденного в ноябре 2011 г. приняли участие представители 26 субъектов Российской  Федерации и 8 зарубежных стран: Финляндии, Канады, Китая, Казахстана, Венгрии, Сербии, Эстонии, Латвии. В изданных материалах фигурируют 150 авторов из различных сфер общественной жизни – науки, образования, культуры, творчества, что свидетельствует об осознании важности именно научного отношения к народной художественной культуре во и всех соотносящихся к ней сфер.  

I Конгресс подтвердил актуальность вопросов представленных в 12 сессиях конгресса, и более того, выявил существенные пробелы как объекта исследования в академической науке, системе этнокультурного и этнохудожественного образования и воспитания, информационной среде, социокультурном проектировании, инструментах общественно-политического регулирования, условий экономического сопровождения различных сфер деятельности: в туризме, работе с различными категориями населения,  и др. Глубокое укоренение народного искусства как одной из форм отечественной культуры, как способа сохранения художественно-исторической памяти, как феномена бытовой повседневности, подвигает к развитию представлений о народном искусстве как фактически неисчерпаемый потенциал народной жизни, и народного искусства как ее основы.

Эти проблемы очевидны ввиду неравнопрочности представлений в обществе о природе народного искусства именно как искусства в соотношении научных и прикладных тем его исследования. Если региональные инициативы с помощью этнографии, истории, археологии, досуговой деятельности, занятости населения и др. свидетельствуют о понимании регулирующих функций деятельности названных областей, то собственно художественные линии – природа художественной целостности образа, совершенствование художественного мастерства, укорененность принципов художественного сознания в естественном поведении остаются специальной внутренней, закрытой областью, что затрудняет понимание искусства как условия повседневности.

II.

Одной из главных причин является отсутствие в федеральном законодательстве Российской Федерации о культуре категорий и понятий народного искусства в составе определений «художественные ценности», «художественный образ», «художественные традиции», «преемственность и профессионализм в искусстве», «художественно-этнический характер искусства», «национальное своеобразие в декоративно-прикладном искусстве» и др. Наряду с этим отсутствует и научное определение культуры и художественной культуры в ее составе с позиций онтологической трактовки как центральной проблемы философии и области интерпретации основного вопроса – содержания идеальных и материальных составных художественной традиции. Неочевидна природа  народного искусства в характере феноменологических, типологических и морфологических методов исследования как основных категорий философии. Художественный опыт нуждается в детализации междисциплинарной связи: семантики и эстетики с условиями возрастных психофизиологических особенностей творчества и характером инициации в художественной традиции; культурно-исторического значения; традиций в архетипах и кодах художественной формы и их значение для народной культуры и искусства; видов художественной деятельности и аспектов морфологии: родов и жанров, классов и специализированных областей творчества; особенность народного искусства как источника дизайна и профессионального декоративного искусства и архитектуры; а также поэтики и фольклора, сценических видов.

Подтверждает данный тезис материалы Закона РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-1 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» (с изменениями от 23 июня 1999 г., 27 декабря 2000 г, 30 декабря 2001 г., 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа 2004 г.). Так в Статье 3. «Основные понятия» используются определения культурная деятельность, культурные ценности, культурные блага, творческая деятельность, достоинство культур народов и национальных групп, культурное наследие народов Российской Федерации, культурное достояние народов Российской Федерации,  культурные аспекты программ развития, государственная культурная политика (политика государства в области культурного развития). Проблема здесь в том, что культура не имеет здесь самоопределения в отношении понятия художественной культуры, и отсутствие данного определения вуалирует значительную область содержания самой культуры ввиду специфических аспектов содержания и культурных механизмов художественного процесса.

В документе Минкультуры РФ «Основы государственной культурной политики» (Известия, апрель 2014) отмечаем развитие темы определений,

взвешенный и обоснованный характер текста, формулировки, в которых отражены наиболее актуальные проблемы времени.  Появляется трактовка культуры как «исторически сложившейся системы ценностей и норм поведения, закреплённой в материальном и нематериальном культурном и историческом наследии» (пункт 1 документа). Формулировку полагаем бесспорной и объективной, но неполной, ввиду акцента на результирующей идее понятия, в то время как цель предполагает и структуру ее реализации – совокупность задач формо – и декорообразование как основы  самого «материального и нематериального культурного и исторического наследия». В частности здесь отсутствует характеристика онтологической идеи культуры, которая обусловлена сакральными причинами и метафизическими отношениями Бытия и Сущего. Во всех культах всех времен и всех народов аспект метафизического существования сохраняется в той или иной форме. Для России – это центральное основание представлено в идее конфессионального опыта, из которого берут начало все современные  цивилизационные идеи, в их числе адаптированные этнические нормы самоидентификации: этические и эстетические, ставшие  нормами творческого поведения, укорененного в языке, фольклоре, прикладном искусстве. В ряде случаев народное искусство сохраняется в его доконфессиональной форме.

III.

В связи с изложенным считаем возможным включить в программу Конгресса обсуждение ряда аспектов, отраженных в документе Минкультуры РФ «Основы государственной культурной политики», позволяющих определить целевой дискурс конгресса и миссию народного искусства в культуре:

1. «Категория культуры и области ее определений» (пункт 1) должна быть рассмотрена в аспекте онтологии культуры – живой традиции, связывающей бытийные –  метафизические и физические планы и условия жизни в отношении к народному искусству. По правилам семиотического управления Культура является функцией своего имени. Соответственно понятие культуры семиотически обусловлено[1], и ключами ее формирования выступают законы искусства, что нуждается в разработке как основного условия.

2. «Проблема культурного единства народов России» (пункт 6) обусловлена универсальными и уникальными свойствами культуры. Универсальными выступают типологические, формационные условия, а специальными – этнические, национальные. При этом, в Российском искусстве неопределенна трактовка с точки зрения его «чистых законов» в отношении материалов, определяющих коды народного искусства как превращенного в фольклор феномена с этапа огосударствления и принятия идеи Единого Бога. Это дает основание утверждать о необходимости: а) удлинения временной шкалы художественной культуры, признаки которой сохраняются и по настоящее время; б) создания типологических, а не только стилистических оснований на условиях единства и сквозных связей художественно-образного наследия народов России; в) введение данных художественной истории в образование на условиях идеи сохранения материального и нематериального наследия народного искусства. Последнее предполагает создание средств методического и научного, в том числе электронно-информационного обеспечения;

3. «Приверженность толерантности приводит к капитуляции российской идентичности перед чуждыми ей системами ценностей, а не различий» (пункт 6). Данный тезис может быть раскрыт в структуре дихотомии «толерантность – нейтральность».  В условиях нравственного плюрализма, и при отказе признать и понимать всеми такие понятия как справедливость, грех, порок – толерантность превращается в нейтральность и формирует подходы, стирающие представление о духовной целесообразности, историческом, религиозном, общенациональном предопределении российской культуры. Утраты ведут к выбеливанию масштаба культуры прошлого, утрате важных частей национальной Картины Мира, собственной идентичности, в ряде случаев формированию поведения на условиях аномии и вандализма в отношении к собственной культуре, искусству, истории, человеку, обществу. Требуется активная научная проработка образовательной и государственно-управленческой концепции.

4. Нельзя не согласиться с тезисом о невозможности господдержки всего,  что «предъявляется под видом “современного искусства”» (пункт 9). При отсутствии системы оценок современного искусства и инструментов его презентации в классическом искусствоведении и искусствознании, важно найти опору, прежде всего в русской и немецкой классической философии, основанных на: а) признании метафизических условий творчества и психологии восприятия искусства; б) системном философском постулате искусства как «продукта способности суждения»[2], что возможно только при опоре на категории философии и философии искусства.

5. В тезисе «культура важнее экономики, обороны и системы управления, потому что без культуры не будет ни того, ни другого, ни третьего. А при должной духовно-нравственной мотивации все сферы нашей жизни развиваются качественно эффективнее» (пункт 12) важно правильно понять духовные начала времени, составляющие основание общественного развития. Для этого нужна дидактическая структура оценок в совокупности категориальных трактовок и методов философии искусства: освоение ее основных категорий сущность, явление, содержание, форма и развитие методов их оценки в онтологии, феноменологии, типологии и морфологии искусства.

Изложенное позволяет указать на общую цель конгресса, которая заключается в формировании аспектов конвенционального состава культуры и роли художественной культуры и народного искусства в установлении ряда направлений <общественного договора>.

Основными задачами конгресса определяются вопросы теоретического изложении принципиальных выводов искусствоведения, народоискусствознания, культурологии, полученных за последние десятилетия:

  • проблемы философии искусства и методология художественного наследия;
  • вопросы конвенционального предъявления культуры в аспектах языковой перцепции и достоверность раскрытия традиционной культуры и искусства в средствах массовой информации;
  • функции мифопоэтики в познании Мира – нематериальная культура в типологическом и методологическом дискурсе сохранения национальных традиций;
  • проблемы теоретической и технологической реконструкции художественных произведений в археологическом и этнографическом наследии;
  • вопросы создания баз данных и методы реконструкции источников художественной культуры;
  • определении закономерностей формирования современных соципрактик: образовательных, реабилитационных, переподготовки специалистов;
  • формирование стратегии народных художественных промыслов России и связанных с ней структурой образовательных стандартов, а также совершенствования учебных программ всех уровней обучения.

Эта работа предполагает также рассмотрение статуса и структуры Центров реконструкции материального и нематериального наследия –  археологического и этнографического текстиля, керамики, изделий из металла, изделий из дерева, фольклорной, музыкальной, песенной, театральной традиций;

IV.

Эти и другие вопросы ложатся в основание структуры сессий.

1. Традиционная художественная культура – методология наследия в сфере культуры, науки и образовании.

Рассматриваются вопросы художественной культуры и в ее составе народной художественной традиции с точки зрения методологии наследия, предопределяющего его научную, образовательную, культурно-творческую и управленческую  актуальность. 

2. Традиционная художественная культура как объект социально-информационного предъявления и материал средств массовой информации.

Сессия обращена к двум основным проблемам предъявления культуры: аспектам формирования речевых практик, как условию языковой перцепции; и  достоверность информационного раскрытия традиционной культуры и искусства в средствах массовой информации.

3. Мифы–фольклор–поэтика в познании Мира. Нематериальная культура народов мира – типологический и методологический дискурс сохранения национальных традиций.

Вопросы сессии обращены к условиям проблематизации фольклорно-мифологического знания в аспектах его национальных форм, определения глубин культурной памяти, генетики мифологических структур в сознании и мышлении, вопросы исследования фольклорного наследия, сложения, систематизации и смены архетипических категорий мифа как типологического феномена.

4. Методы реконструкции технологий в археологическом и этнографическом наследии и их художественная ценность.

На сессии рассматриваются принципы объединения данных археологии и этнографии и условия использования материалов в науке, образовании, художественном и культурном проектировании, вопросы информационной карты объектов и др.

5. Теория народной художественной культуры в законодательстве, нормативно-правовом обеспечении, экономике ремесел, организационных формах сохранения культурного наследия.

Сессия рассматривает условия перевода базовых категорий и понятий традиционной художественной культуры в систему правовых и нормативных комплексов как способа моделирования законодательных инициатив и принципов сохранения художественного и культурного наследия.

6. Этнокультурное образование в России. Педагогика и художественная дидактика в общероссийских и региональных программах образования.

Рассматривается методологические основания для определения темы этнокультурного образования в России как федеральной стратегии образования, просвещения и творчества. Анализируется соотношение федеральных и региональных требований к специфике образовательных стандартов, психолого-педагогических и воспитательных прерогатив, программ, реализующих идею художественной дидактики и педагогики народного искусства в системе дошкольного, школьного, ступеней  вузовского и послевузовского образования.

7. Электронная каталогизация народной художественной культуры: «образ этноса» – научная структура формирования баз данных, аспекты информатизации, инвариантность материалов в среде музеефикации, мультимедиа продуктов, интернет ресурсов.

На сессии обсуждаются факторы информационного обеспечения народной художественной культуры – принципы и технологии формирования ее ресурсов на основе методов сбора первичных данных, свободного доступа и обмена информацией, создания для этого коммуникационных площадок целевого назначения.

V.

Научный форум обусловлен  также потребностью в международном сотрудничестве и развитии интеграционных принципов общественного предъявления национальных культур и использования специфических традиций, сложившихся в различных регионах мира. Особенности научных, творческих, образовательных, воспитательных, трудовых, юридических и экономических сфер очерчивают бытование народного искусства в структуре национальных отношений разных стран, уникальных по традициям и образующим несколько уровней самого феномена: расового, этнического, национального. Исторические процессы ХХ века изменили общую картину народной культуры и существенно усложнили характер ее бытования. Вместе с тем устойчивость архетипических норм свидетельствует о воссоздании национальных условий и сохранение художественной формы народного искусства, выработку средств формирования национальных традиций, их преобразование в современном искусстве, предметно-пространственной среде, дизайне, уникальных по форме настолько, что это дает возможность проведения научных обсуждений и рассмотрения центральных тем: категориального порядка в методологии национального и межнационального наследия предмета; обмена достижениями при воспроизведении форм традиционного искусства; выработку терминологического и понятийного аппарата для нормативно-правового предъявления феномена; обеспечение технологических практик и процессов реконструкции традиционного наследия; использование педагогических структур искусства, имеющих значение для развития личности и общества и др. Три комплекса составляют особенность межнационального интереса: собственно  национальный, национальные перекрестья на постсоветском пространстве; наследие расовых контактов, в частности славянского, тюркского, финно-угорского мира.

В межнациональной художественной практике в последние десятилетия накоплен объемный материал, требующий анализа, что предполагает выработку системы теоретических взаимоотношений в искусстве стран и наций, а также углубление проблем народного искусства и народной художественной культуры в системном представлении прикладных и неприкладных искусств через понятия: типология традиционной культуры, культурный ландшафт, национальные Образы Мира.
Для формирования предложений по разработке концепции межнационального взаимодействия существенным представляется два аспекта: создание межнациональной конвенции по изучению народного искусства и определение основных позиций межнационального взаимодействия в художественном творчестве. Базовыми принципами основных позиций наиболее очевидными  представляются функционирование этнохудожественных и этнокультурных принципов народного искусства; научные основы фундаментальных комплексов традиционной культуры: онтологии, типологии, морфологии в структуре социокультурной практики; определение философских оснований осмысления принципов существования «родового человека».

Такая постановка проблемы позволяет использовать потенциал народного искусства многонациональной России и повысить роль народного искусства в развитии культурных международных связей.

VI.

Особенной ценностью обладают национальные стилевые мотивы искусства, лежащие в основе пропедевтики художественного творчества и придающих классическому и академическому потенциалу неповторимость музыкальной, хореографической, литературной, художественно-промышленной форм. Архетипы народного искусства вдохновляли поэтов и прозаиков, композиторов и артистов, живописцев и дизайнеров на создание великих произведений и должны быть продолжены в экспериментах современного искусства, ставящих целью, представить в новых формах самобытные черты культуры Народов Мира. Увеличение числа художественно осмысленных объектов расширяет пространство образности национальных искусств, а народное искусство осознается психологическим ментальным явлением, особой формой живой культуры, крайне необходимой для жизни, творчества и воспитания современного жителя страны.

Традиционная культура обладает качествами уникальности, которые представлены в настоящее время в трех видах: народных промыслах, сложившихся в ХХ веке; реконструированных этнографических и археологических материалов, легших в основу региональных инициатив по реконструкции архео- и этнохудожественного наследия в национальных центрах декоративно-прикладного искусства и ремесел; включенности произведений в творчество современных профессиональных художников, дизайнеров, архитекторов. Характер стилистических направлений в этих формах являет особые условия образности, которые способствуют творческому развитию самого народного искусства. Понимание живого продолжения позволяет осознать народное искусство как один из инструментов российской культуры и одно из программных социокультурных условий современной жизни, а также гуманитарной научной и образовательной сфер.

Загрузить в формате .doc